2019-06-17T03:00:30+03:00

Эдуард Бояков: "То, что "Святой источник" рекламирует Шнур - чистая бесовщина"

16 июня худруку МХАТа им.Горького исполняется 55 лет
Поделиться:
Комментарии: comments11
Эдуард Бояков. Фото: Сергей МИХЕЕВ/Российская газетаЭдуард Бояков. Фото: Сергей МИХЕЕВ/Российская газета
Изменить размер текста:

16 июня исполняется 55 лет худруку МХАТа им.Горького Эдуарду Боякову. Что для мужчины в общем-то не возраст и подводить итоги рано. Но подвести итоги сезона, в разгар которого он сменил Татьяну Доронину, руководившую МХАТом на протяжении 30 лет, пожалуй самое время.

Недавно Эдуард Владиславович разместил на сайте театра открытое письмо, где декларировал принципы и тезисы современного театра. Там есть про патриотизм и традиции, про православие и ответственность русского театра перед нацией. С этого письма мы и начали.

Правильный театр

- Эдуард, вы не скрываете, что хотите построить такой правильный русский театр. Но будет ли он интересен сегодняшнему зрителю?

- Если мы говорим о строительстве русского театра, он априори должен стать мейнстримом. Статус МХАТа накладывает эту ответственность автоматически. Лично для меня тезис о патриотизме, о русскости нашего театра очевиден. МХАТ – не только мировой бренд. МХАТ - это лаборатория погружения в русскую культуру.

У Вольтера была фраза: «Нация собирается в партере». Так можно и про наш зрительный зал сказать. Мы представляем разные города, разные поколения, разные этносы. Но мы объединены русской культурой. Наша миссия – вернуть МХАТу статус русского национального театра. Речь идёт не о политике. Речь идёт о нашем внимании к языку, на котором мы говорим, к человеческим характерам...

- Татьяна Доронина последовательно держалась за традиции и патриотизм, но ее театр не стал мейнстримом. Это факт, о котором красноречиво говорили полупустые залы.

- Сейчас другая ситуация, после присоединения Крыма многое изменилось. У зрителей появился запрос не на имитацию патриотизма, а на русскую культуру. Публика не принимает ценности, навязанные либеральной постмодернистской эстетикой. Эти ценности неизбежно приведут к разрушению наших семей, к принятию однополых браков, гей-парадов. Традиционализм – это не просто популярное словечко. Это единственный ответ на вопрос: можно ли противостоять сегодняшнему глобальному постмодернистскому миру?

Про либеральных критиков

- В вашем открытом письме я обнаружила такой пассаж, вроде бы к театру отношения не имеющий. Про минеральную воду «Святой источник». Вы пишете: «Раньше на ней было написано «Благословение Патриарха». Бренд купила оффшорная компания и сейчас на пластиковой бутылке нарисованы огромных размеров монстры из «Звёздных войн», воду рекламирует Шнур – чистая бесовщина. Но название остаётся, хотя слово «святой» перестаёт быть святым». В либеральной тусовке после такого скажут: Бояков совсем сошел с ума…

- Мне глубоко наплевать, что говорят обо мне либеральные критики. Кстати, многим из них я помог сделать имя, когда привел их в экспертный совет "Золотой маски» (Бояков был создателем национальной театральной премии - Ред.).

В своем письме я говорил о сознательной девальвации понятий. Всё разрушается, нет единства, нет общего сакрального пространства, нет традиции. Именно поэтому у нас нет великой музыки со времен Шостаковича и Прокофьева. Именно поэтому у нас нет великой архитектуры, великой живописи, у нас нет ни одного художника, который что-нибудь миру сказал за последние пятьдесят лет. Ни одного русского писателя, который хотя бы приблизился по популярности к Толкину, Роулинг, Коэльо или к Маркесу. Последними были Пастернак, получивший Нобелевскую премию по политическим соображениям, и Бродский, получивший Нобелевскую премию как русско-американский поэт.

Сейчас эта критически настроенная тусовка настаивает, чтобы мы были задворками европейского постмодернистского мейнстрима. Они привозят странных режиссеров, с их специфическим пониманием гуманизма и эстетики. В их спектаклях не найти простых, нормальных человеческих отношений, чтобы, допустим, мама ребеночка покормила грудью, а не разрезала его на кусочки и не спустила в мусоропровод. Для современного искусства, для медийности, возможно, это и важно. Но гораздо больше должно быть другого — здорового, светлого, радостного, религиозного.

- Не все зрители религиозные…

- Я не про церковь. Должно быть религиозное отношение к искусству, к семье. Важно соединить современный язык с нашими традициями, с православной культурой (не церковью!). Потому что мы живем в пространстве православного кода.

Станиславский всегда актуален

- Вы везде повторяете, что МХАТ – это не просто театр, это трендсеттер, диктующий моду. Что вы хотите этим сказать?

- Наш театр всегда взаимодействовал с социальными явлениями, которые не были напрямую связаны с театром. То что создал Станиславский вместе с Немировичем-Данченко невероятно актуально, с точки зрения художественности, репертуара, даже дисциплины. Я видел записку, которую 26-летний Михаил Чехов написал Станиславскому. Он обещает Константину Сергеевичу не только не пить водку, но даже не приходить в дома, где водку пьют. Это к разговору о ценностях, которые пропагандировал Станиславский. Они по-прежнему актуальны.

- Вы довольны, как прошел сезон?

- Полгода — маленький срок. Мне кажется, что с труппой мы начинаем понимать друг друга. Надеюсь, театр меня принял.

В следующем сезоне мы поставим «Снежную королеву» в настоящем андерсеновском философском прочтении. Режиссер Руслан Маликов репетирует «Парикмахершу» современного драматурга Сергея Медведева. 16 июня — премьера исторической драмы «Леди Гамильтон». В ноябре мы сыграем обновленную «Синюю птицу». Между прочим, это единственный спектакль Константина Станиславского, сохранившийся в современном мировом репертуаре. Он нуждается в реконструкции. Похожая история с постановкой Немировича-Данченко «Три сестры», который признан самым ярким спектаклем советского МХАТа. Его тоже нужно восстанавливать, вводить новый состав. Татьяна Васильевна Доронина делала реконструкцию «Трех сестер» 20 лет назад. Но сегодня обветшание сложнейшей декорации трехэтажной усадьбы, березовой рощи, которую создал главный художник театра Владимир Дмитриев, очень сильное. Кроме того, впереди новая работа Андрея Кончаловского, не имею права анонсировать название. В планах спектакль в постановке Игоря Ларина «Слово о полку Игореве».

Сегодня до 18.00 театр стоит неприветливый, а с сентября начнется новая жизнь. Двери МХАТа на Тверском бульваре будут открыты с 9.00 утра.

Третья сцена – очень символичное, по-моему, название. Каждый день недели будет закреплён под определённый вид искусства. Один день будет отдан поэзии, другой день – философским диспутам, потом – драматургическим читкам, академической музыке. Третья сцена будет зоной эксперимента, фабрикой новых смыслов. Сюда мы позовём новых людей: драматургов, музыкантов, поэтов. И не просто позовём, а придумаем новые форматы.

Кроме Третьей сцены с сентября на трёх этажах начнут работать ещё десять новых площадок, где будут проходить тренинги, лекции, мастер-классы. Откроется прекрасный книжный магазин и кафе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эдуард Бояков: Театральная тусовка кусает государство и за это требует больше денег

Создатель фестиваля «Золотая маска» на Радио «Комсомольская правда» рассказал, дейтвительно ли русский театр переживает масштабный кризис (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также